НОВОСТИ

Анастасия Быдышева: «В театре у танца раскрывается душа»


Анастасия Быдышева: «В театре у танца раскрывается душа»

В театральном спектакле обычно зрителя завораживает все: от декораций до игры актеров. Но как же каждому персонажу удается так непринужденно двигаться по сцене, что сразу же погружаешься в его внутренний мир… Взаимодействовать с партнерами и выражать свои чувства танцем актерам помогает хореограф. Наша героиня, Анастасия БЫДЫШЕВА, хореограф Хакасского национального драматического театра им. А.М. Топанова, рассказала о своем творческом пути.

– С чего началась ваша любовь к танцам?

– Я с детства занималась в Хакасской образцовой хореографической студии «Айас». Тогда даже не думала, что свяжу жизнь с танцами, просто нравилось. По окончании 11 класса планировала поступать в Сибирскую академию государственной службы, сдавала экзамены. Но Фаина Ивановна Киштеева – руководитель нашего ансамбля, рассказала, что есть возможность поступить в Академию культуры и искусств в Улан-Удэ по целевому направлению. Что я в итоге и сделала, хотя родители не были в восторге от моего решения.

 

Все получилось достаточно спонтанно, поэтому только к 3 курсу начала действительно понимать все тонкости профессии. Мы с группой посещали концерты, балеты… Все это пробуждало огромное вдохновение! С моим будущим супругом Анатом Быдышевым мы познакомились во время учебы, и потом оба устроились на работу в Хакасский национальный драматический театр им. А.М. Топанова.

– Но вы же по образованию балетмейстер и руководитель танцевальной студии. Как получилось, что стали работать в театре?

– Окончив 5 курсов в академии, я вернулась Абакан. И в это же время в театре освободилась ставка балетмейстера. Благодаря Светлане Семеновне Чаптыковой я попала в театр, познакомилась с труппой… Но! Все-таки драматический театр – это нечто совсем другое, нежели танец в классическом понимании. В академии нас учили, чтобы все было по правилам, строго и точно. «Наверное, и в театре так же», – подумалось мне. Но когда пришла, то увидела, что актеры все разной возрастной категории. Было сложно и непонятно, как работать. Параллельно я устроилась в студию «Айас», вела группу малышей с 4 лет. Все нравилось, ребятишки были очень старательными. Мы участвовали в конкурсах, ездили на фестивали, в том числе, и в Улан-Удэ. Там проводили Международный конкурс балетмейстеров имени народной артистки Т.Е. Гергесовой. На нем мы стали лауреатами третьей степени среди множества очень сильных и талантливых коллективов.

После 6 лет работы с ансамблем было тяжело все бросать, но с рождением второго ребенка пришлось полностью посвятить себя работе только в театре.

– И чем же театр вас все-таки захватил?

– Для меня он стал намного интереснее. Я поняла, как работать с актерами, как поставить движение не ради движения, а чтобы рассказать историю, показать чувства героя. Понимание этого и постоянные поиски новых необычных способов выражения, творческий поиск – вот в чем прелесть работы в театре. Нас в академии, конечно, учили актерскому мастерству, но не так углубленно. Поэтому первые два года работы в театре я, можно сказать, училась заново, да и сейчас продолжаю. С уверенностью можно сказать, что в театре играет все – и тело, и душа.

– Расскажите о первом спектакле, к которому вы ставили танец.

– Для спектакля на военную тему «Пикник», режиссером которого был Андрей Асачаков, я ставила пасодобль и танго. Работала с четырьмя актерами. В том числе, и с Алисой Алексеевной Кызласовой, она играла главную героиню. Перед работой мы обсудили все детали с Андреем Яковлевичем, он рассказал свое видение, дал задание, и началось творчество! Очень интересно ставить танец именно с актерами, непрофессионалами, потому что у них играет не только тело, но и лицо. В каждом есть жилка, харизма, от чего танец становится еще более живым. Никогда не забуду, в каком восторге была, когда увидела, как Алиса Алексеевна и ее партнер танцевали пасодобль! Поразило их умение преобразовать самые простые шаги и движения танца, так артистично их обыграть! Очень было волнительно, даже страшно после поставленной задачи показывать проделанную работу режиссеру. Но напрасно. Андрей Яковлевич остался доволен.

– Анастасия, а есть ли принципиальные отличия подготовки танца для взрослых и детских спектаклей?

– Четкого деления нет, мы всегда отдаемся работе на все сто и больше процентов. Разве что в детских постановках актер, да и я, не имеем права на ошибку. Ведь дети все тоньше чувствуют. И еще их удивить становится все сложнее, они смотрят спектакли уже таким взрослым взглядом… Хореографии в таких постановках больше, а значит, и актер выкладывается на полную. Пластика каждого персонажа, ведь зачастую это животные или вымышленные герои, должна быть максимально правдоподобной и естественной. Иначе маленький зритель нам просто не поверит и разочаруется.

– В основном, вы как хореограф работаете с режиссером и актерами. А что насчет музыки и костюмов?

– С музыкой у нас работает композитор Татьяна Федоровна Шалгинова. Не перестаю удивляться и восхищаться этим человеком, то, как она тонко чувствует героев постановки и может удивительно точно отразить эти образы в музыке. Даже если перед ней не стоит задача самой написать музыку к спектаклю, она подберет ее всегда точно, создаст просто фантастический лейтмотив всей постановки!

 

Что касается костюмов… Тут моя роль тоже невелика, ведь для этого в театре работают художники. Правда, был один случай, когда весь танец героини пришлось полностью переделывать, потому что в сшитом платье актриса не смогла бы правильно двигаться.

– С какими еще трудностями приходилось сталкиваться?

– Бессонные ночи. Когда долго не можешь придумать решение для постановки танца или какие-то пластические движения. Некоторые трудности были и при работе с режиссерами. Например, когда в театре главным режиссером был Баатр Колаев, он требовал постоянного присутствия хореографа на репетициях. Еще иногда бывает непросто выкроить время для репетиций танца. Например, репетиция идет три часа, а на танец из этого времени дается всего один час. К счастью, сейчас мы работаем в театре вместе с супругом, он после академии в Улан-Удэ поступил заочно в Красноярске в театральный институт по специальности «драматический актер театра и кино». Теперь у нас есть не только хореографический, но и актерский взгляд на танец.

– Для каких спектаклей театра вы ставили танцы?

– Да практически для всех. Если вспомнить самые известные постановки, это: «Примадонны», «Моя дорогая Памела», «Смешанные чувства», «Осенняя скука», «Дорогие мои бандитки», «Хан Мирген», новогодние интермедии, а из новых – «Пролетая над гнездом кукушки», «Сабир паза Сабира» и «Брак по-итальянски». Но я не только ставлю танцы, иногда играю эпизодические роли в постановках. Была возможность после учебы в академии получить и театральное образование, но в силу большой занятости в театре, это было бы сложно. К тому же, детей не оставишь одних. А вот Анат нисколько не жалеет, что больше времени уделяет именно актерской работе. Сам признавался, что получает от работы на сцене такой огромный спектр эмоций, какой танец ему уже не дает.

В спектакле «Золушка» я впервые выступила не только хореографом, но исполнительницей главной роли. Это было очень волнительно и сложно, но все равно интересно.

– Ваши дети разделяют вашу любовь к танцам?

– Конечно. Старший сын Алан уже давно занимается современным танцами и брейком. Вместе с группой побывал уже на множестве конкурсов и фестивалей в Сочи, Екатеринбурге, Томске… И почти всегда они приезжают с первыми местами. Но кроме того, чтобы быть пластичным, мальчику нужно быть сильным и выносливым. Поэтому, думаем, что вместе с танцами не помешает заняться и спортом. А Айану, младшему сыну, только исполнилось 4 года, и мы его тоже отдали в танцевальную группу.

– Чем вы все занимаетесь сейчас, во время самоизоляции?

– Старший сын учится дистанционно. Сначала, когда объявили, что в школу ходить не нужно, он обрадовался, но заданий оказалось очень много, поэтому его радость длилась недолго. В свободное время мальчики как всегда в телефонах, но не только школьные уроки, но и танцевальные никто не отменял. Сейчас все проходит в режиме онлайн, или педагоги отправляют записанные видео-уроки. Ситуация с вирусом может в любой момент измениться, а значит, нужно быть готовым к отчетному концерту.

Нам с мужем в режиме самоизоляции, наконец, выпало больше времени для себя, своего саморазвития и тщательной уборки дома. Конечно, мы не забываем и о театре: читаем книги, смотрим спектакли и танцевальные мастер-классы. Не скажу, что сейчас легче, хоть мы уже не находимся в привычном режиме, но стало интереснее.

– Спасибо большое, Анастасия. Желаю вам творческих успехов, вдохновения и здоровья всей вашей семье!

Беседовала Анастасия СПАЛЕВИЧ