НОВОСТИ

«Науруз»: начало


«Науруз»: начало

Прошли первые спектакли XIV Международного фестиваля тюркских театров «Науруз». Коду нынешнему фестивалю для многих экспертов задало интервью журналу «Театр» программного директора «Науруза», эксперта премии «Золотая маска» и завлита ТГАТ им. Г.Камала Нияза Игламова, который напомнил, что фестиваль – событие не только из мира культуры и искусств, но и национальное, общественно-политическое, если хотите.

Нынешний фестиваль – четырнадцатый, но первый после известной речи президента Владимира Путина, посвященной межнациональным отношениям, прозвучавшей в Йошкар-Оле в июле 2017 года. Именно после неё, напомнил в своём интервью Игламов – «начали переводить образование в национальных республиках целиком на русский язык. Национальные языки сейчас изучаются добровольно. Конечно, это сужает сферу применения языка». Казалось бы, причём здесь фестиваль? Но одна из целей, которую он себе ставит – это собирание в Казани и придание зримых очертаний для широкой публики тюркскому национально-культурному и политическому содружеству стран и обществ. ...

О публике говорил в интервью одному из татарстанских телеканалов уже после окончания основной пресс-конференции и режиссёр Хакасского национального драматического театра Марас Чебодаев. Он сообщил, что носителей хакасского языка становится всё меньше, и театр должен много спектаклей ставить и на русском.

«Ну раньше у нас водилась большая рыба, а теперь нет», – это он же, но уже на пресс-конференции, рассказывает про спектакль «Старик и море». Откровенно признаётся, что спектакль по Хемингуэю создавался под народного артиста Хакасии, заслуженного артиста России Виктора Кокова. И вот, артист Коков, когда был молодым, ещё помнит, как ходил на рыбалку и ловил большую рыбу, и леска давила ему руки… Но вообще: «у нас не море, у нас степь». Степь – та огромная, пространственная природная протяжённость, где хакас испытывает своё одиночество. И основной приём спектакля – песочная анимация (оживающие на огромном экране во весь задник сцены – рисунки из песка по мотивам рассказа Эрнеста Хемингуэя, выполненные детской рукою) рифмуются с этой хакасской степью.

Главный элемент сценографии – настоящая лодка, которая движется по сцене за счёт специальной системы верёвок и шарниров, но управляется гребцом на вёслах – очень уж напоминал по стилистике лодку из спектакля «Желанный голубой берег мой», легендарную постановку якутского режиссёра Андрея Борисова по произведению Чингиза Айтматова «Пегий пес, бегущий краем моря», якутскому спектаклю нынче исполнилось 37 лет. Татарстанский зритель видел его на одном из прежних «Наурузов». Похожа и тематика двух спектаклей: в лодке, оторванной от мира, проверяется характер и сила духа героя, носителя традиционных национальных ценностей, раскрывающегося перед лицом стихии и своего одиночества.

Часто проводником, погружающим национального зрителя в пространство театра, служит в спектаклях тюркских музыкант, играющий на древнем инструменте, это своего рода остаточные явления от прежних обрядов, что особенно чувствуется у народов, исповедовавших шаманизм. У тех же хакасов, например, в спектакле «Старик и море» тоже присутствовал подобный «шаман-музыкант», перед началом действа раскуривший «священный дым» по сцене и потом севший в углу тренькать на каком-то народном струнном деревянном инструменте, в оригинальной версии спектакля, судя по программке, задействовано 4 музыканта.


Источник: https://kazanreporter.ru/post/category/kultura